PRIVATE CONCERT Карина Хэрунц и Ирина Поливанова

PRIVATE CONCERT Карина Хэрунц и Ирина Поливанова

PRIVATE CONCERT Карина Хэрунц и Ирина Поливанова

PRIVATE CONCERT Карина Хэрунц и Ирина Поливанова
PRIVATE CONCERT Карина Хэрунц и Ирина Поливанова

Публику ожидает незабываемый вечер вокального искусства. Обладательница красивейшего меццо-сопрано Карина Хэрунц и сопрано Ирина Поливанова исполнят мировые оперные шедевры, а также величайшие произведения камерного жанра.
Ведущий вечера – автор просветительских лекций театра “CONLUCIA” и «Портреты за столом» -Михаил Пономарев.
Дата: 02.06.19
Начало: 19:00
Место проведения: AIRLOFT. Театральный проезд 3. Строение 4.
Цена 500 р.
Количество билетов ограничено!

https://radario.ru/scripts/widget/buy-button-widget.js

КАРИНА АБРАМЯН: «ПИШЕМ ШОСТАКОВИЧА С ОРКЕСТРОМ СЛАДКОВСКОГО, ПОТОМУ ЧТО ЭТО КРУТО!»

24.08.2016 | Бизнес-онлайн
Шостакович ХХI века — родом из Казани. Часть 2-я 

«Я провела в Казани четыре дня и не хотела уезжать отсюда!» — не скрывала эмоций в беседе с «БИЗНЕС Online» заместитель генерального директора легендарной фирмы Карина Абрамян. Нашему обозревателю Елене Черемных она рассказала об Александре Сладковском и ГСО РТ, звонке Ирины Шостакович и стратегии продвижения казанских записей на мировом рынке.

Карина Абрамян
Карина Абрамян

«В НЕПОСРЕДСТВЕННОМ ОБЩЕНИИ САША СЛАДКОВСКИЙ ОКАЗАЛСЯ ОЧЕНЬ ПРИЯТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

— Карина, расскажите о вашем знакомстве со Сладковским.

— Мы познакомились в Абхазии чуть больше года назад. Работая с Хиблой Герзмава, мы были приглашены на ее замечательный фестиваль. Там мы увидели и услышали Сладковского и его совершенно потрясающей энергетики оркестр. Поскольку фестиваль вокальный, звучали оперные арии. Выступали Хибла Герзмава, Ильдар Абдразаков. В непосредственном общении Саша Сладковский оказался очень приятным человеком. А это очень важно для нас: на «Мелодии» мы работаем с артистами, которые любят эту студию, которые хотят с нами работать и которые ради этого на многое готовы. Мы не придумываем себе заслуг: знаем, что не можем дать нашим артистам то, что, возможно, дают западные компании с их огромным институтом меценатства и возможностями, которых нет у нас. Но мы очень много делаем для своих музыкантов, испытывающих к нам искренние и теплые чувства.

— Я знаю тех, кто еще пожимает плечами, узнав, что в Казани региональный оркестр пишет антологию симфоний Шостаковича.

— Во- первых, принцип работы «Мелодии» в том, что мы слышим артиста. У Саши была мечта: записать всего Шостаковича. И он к ней шел очень последовательно. Потому что дирижер может мечтать о чем угодно, но для этого ему нужен соответствующий «инструмент» — оркестр. Так вот Сладковский в течение шести лет создавал условия для осуществления своей мечты. Я хочу сказать, он создавал свой оркестр. За это время он вложил столько всего, что сейчас его музыканты не просто могут играть — они делают это лучше многих и многих. Мы и три симфонии Малера с оркестром Татарстана записали по той же причине. Потому что Сладковский мечтал записать произведения великого австрийского композитора и потому что ГСО РТ очень убедительно воплотил их в своих концертных программах. Откуда бы у нас возникли сомнения, что нам не удастся такие смелые замыслы осуществить в виде записи? Я уже слушала запись Девятой симфонии Малера. Это что-то!

— Ну а другие мотивации?..

— Мне задавали вопрос: «Почему Сладковский, почему не Юровский?» Но у меня простой ответ: потому что оркестр Татарстана крут, потому что Сладковский крут, потому что Казань — это круто! В республике вообще происходят удивительные дела. Я много где бываю и люблю многие города. Но такую красоту, как в Казани, и такую любовь к городу я мало где встречала. Все это надо видеть и слышать. Я говорю это и об оркестре Татарстана. Когда их слышишь и видишь, таких вопросов не возникает. Я провела в Казани четыре дня и не хотела уезжать отсюда. Накануне возвращения в Москву полдня провела на записи Восьмой — Трагической — симфонии Шостаковича. И я не понимаю, если честно, какую группу оркестра бы могла бы выделить как лучшую. Слушаю и понимаю, что вот сейчас я люблю одних музыкантов, потом я начинаю любить других. Но единственное, что могу сказать, — это такой мощный оркестр, что если не им писать Шостаковича, то кому же!

Слева направо - Александр Сладковский, Лукас Генюшас, Владимир Рябенко и Карина Абрамян
Слева направо – Александр Сладковский, Лукас Генюшас, Владимир Рябенко и Карина Абрамян

 

«ФИРМА «МЕЛОДИЯ» — САМЫЙ УЗНАВАЕМЫЙ БРЕНД НА ЗАПАДЕ»

— Вам требовались какие-то доказательства «свыше» правоты всей этой казанской истории?

— Знаете, когда мы запускали проект Рихтера, я проехала в Тарусу и просила благословения. Сидела у ручья и «намаливала», чтобы проект был успешным. Так вот за два дня до выезда в Казань мне позвонила Ирина Антоновна Шостакович, и мы с ней обсуждали историю «казанского Шостаковича». Случилось это стихийно, но, я думаю, абсолютно без вмешательства высших сил.

Помимо казанской темы мы обсуждали проект, о котором я вам первой сейчас рассказываю, — четыре диска «Говорит Дмитрий Дмитриевич Шостакович». А еще у Ирины Антоновны есть запись голоса Шостаковича, на которой он рассказывает о Мейерхольде. И мы решили, что все это обязательно должно быть выпущено «в цифре», чтобы люди знали голос, манеру, интонации Шостаковича. Будем думать о том, какой музыкальный фон привлечь для этого бокса, чтобы сделать его уникальным, а затем дарить музыкальным школам, училищам. Это важно. Во время разговора Ирина Антоновна несколько раз повторила, что она знает о Сладковском, что он молодец, что у него прекрасный оркестр… Это дословно ее формулировки. И я считаю, что полученное таким образом благословение казанским записям Шостаковича — это очень хороший знак.

— Вроде бы в контексте юбилейного года Шостаковича «Мелодия» осуществила проект исторических записей его симфоний выдающимися советскими дирижерами.

— Исторические записи — это замечательно. Там такая плеяда дирижеров — и Светланов, и Баршай, и Рождественский, и Максим Шостакович, который дирижировал Симфонией №15. На этот бокс очень большой спрос. Мы же выпустили его в дорогой упаковке, как мы любим. Русские дистрибьюторы сказали нам: «Что-то вы погорячились». Зато западные дистрибьюторы быстро всю эту историю у нас выкупили. Если говорить о продажах — о маркетинге, то, по статистике «Мелодии», Шостакович и Чайковский — это самые продаваемые сейчас композиторы. Повторяю, такова статистика нашей студии, за мировую индустрию звукозаписи я не могу отвечать. Тут важно понимать вот что: «Мелодия» — крупнейшее в стране фондохранилище записей, но нельзя же сидеть только на архиве, нужно делать что-то новое. Вот мы и запустили отдельным проектом все симфонии и все инструментальные концерты Шостаковича с молодыми, но прекрасными музыкантами, которых для этого собрали.

— Собрали, соединив, условно говоря, один тренд с другим, потому что концерты Шостаковича выйдут в исполнении ГСО РТ с лауреатами последнего конкурса имени Чайковского. Кстати, когда-то «Мелодией» практиковались виниловые записи новоиспеченных лауреатов, выпускаемые по горячим следам сразу же после конкурса.

— Фирма «Мелодия» — самый узнаваемый бренд на Западе. Все-таки мы были созданы в 1964 году. С тех пор у нас очень серьезная репутация. Мы — знак качества. Поэтому, если быть откровенными, мы продвигаем молодых исполнителей не под эгидой того или иного значимого события или авторитетного композиторского имени, хотя определенную роль во время придумывания — своего рода «закладки» — проекта все эти аспекты, конечно же, имеют значение. И все-таки новые записи мы стали делать не так давно, когда научились находить финансирование.

Потому что мы же существуем без бюджета. Мы не в минкультуры, а в Росимуществе. Найти средства в нашем случае — необходимость номер один. Но мы уже выпустили диски Вадима Холоденко, Лукаса Генюшаса, Людмилы Берлинской и Артура Анселя, Айлена Притчина, Хиблы Герзмава. Если говорить про конкурс Чайковского — тоже будет продолжение: собираемся выпустить диск Антона Батагова, точнее то, что он играл на конкурсе в 1986 году. Совсем недавно записали цикл «24 прелюдии и фуги Всеволода Задерацкого», где заняты Андрей Гугнин, Лукас Генюшас, Ксения Башмет, любимый мною Юрий Фаворин. Горжусь, что успели записать буквально в две смены новый альбом Юрия Фаворина, более подробно об этом я пока рассказать не могу. Скажу лишь, что там звучат произведения русских композиторов. И там есть вещи, которые никогда до этого не записывались. Юра подошел к программе невероятно ответственно, не говоря о том, что он просто стахановец в смысле режима.

«СВОЕЙ СТУДИИ, КАК ЭТО БЫЛО ПРИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, У «МЕЛОДИИ» НЕТ И НЕ БУДЕТ»

— Как строится репертуарная политика фирмы?

— Понимаете, мы представляем отечественных — русских и советских — композиторов, потому что видим в этом свою концептуальную миссию. Баха и Шопена в принципе много на мировом рынке звукозаписей. Нам важно не повторение мирового опыта, а что-то свое, уникальное. Вот почему у нас отечественные авторы программно представлены «носителями» современной русской исполнительской школы. Я уже рассказала о пианисте Юрии Фаворине, который записал русскую программу. А вот Лукас Генюшас, например, у нас записал Стравинского и Десятникова.

— Каковы позиции «Мелодии» на мировом рынке?

— Прежде всего важно понимать, что «Мелодия» вернулась на этот рынок в качестве серьезного игрока. У нас лучший дистрибьютор мировой. И мы можем нашим партнерам, таким как Государственный оркестр Татарстана или, скажем, Большой театр, предоставить серьезные выходы к мировой аудитории. Более того, с Шостаковичем мы будем заявляться на «Грэмми».

— Столь серьезные перспективы означают полнейший порядок со студийной организацией на «Мелодии»?..

— Прежде всего наши перспективы связаны с реорганизацией прежнего производства. Дело в том, что своей студии, как это было при советской власти, у «Мелодии» нет и не будет. Это неподъемные деньги, сложная история, государственная политика, наконец. Раньше «Мелодия» находилась в Англиканской церкви неподалеку от консерватории. Потом Ельцин подарил костел английской королеве, пообещав предоставить взамен другое помещение. Ничего не предоставили. Это исторический факт. Можно сидеть и лить слезы. Можно работать дальше. Мы работаем с консерваторией, где нам идут навстречу: по возможности предоставляют льготы, финансовые решения принимают на уровне ректора. Диски выпускаются в Боровске в Калужской области, упаковки — в Туле. То есть мы не ищем легких путей.

Музыканты, которых мы записываем, приводят к нам своих звукорежиссеров. Это очень важно, чтобы исполнитель находился в связке именно с определенным звукорежиссером. Эти люди должны слышать друг друга. Примерно так, как Сладковский слышит Владимира Рябенко, а тот слышит Сладковского. Вы же обратили внимание, как гибко строится их общение во время записи. Такая работа, с одной стороны, очень подробна, а с другой — ориентирована на вещи, принципиальные для музыки и ее интерпретации. Других вариантов нет. С одной стороны, фирма «Мелодия» — это как бы «приезжайте к нам на Луну». С другой — это поток серьезнейшей продукции. В сентябре, например, выпускаем оперу Леонида Десятникова на либретто Владимира Сорокина «Дети Розенталя» (партнерская продукция с Большим театром —прим. ред.) Диск получился фееричный.

— Когда будет выпущен казанский Шостакович?

— Этой осенью выйдет диск с фортепианными, скрипичными и виолончельными концертами, а симфонии выпустим только к осени следующего года, потому что впереди огромная работа по ремастерингу. Запись-то закончится 7 сентября, но только к 1 апреля будущего года звукорежиссер Владимир Рябенко сможет отдать нам мастер-записи. Учитывая, что он работает у Валерия Гергиева, ему физически надо успеть многое.

Елена Черемных

Фото из личного архива Карины Абрамян и пресс-службы ГСО РТ

ИРИНА ПОЛИВАНОВА

Ирина Поливанова
сопрано

Родилась в г. Львов, Украина

Закончила вокальный факультет Московской государственной консерватории в классе народного артиста России Григорьева Юрия Александровича.
После этого продолжила обучение в МГК в качестве ассистента-стажёра, класс профессора, народной артистки СССР Маквалы Филимоновны Касрашвили.
Во время обучения в консерватории исполнила три главных партии в оперном театре Московской Консерватории: партию Иоланты в опере «Иоланта» П. И. Чайковского, партию Мими из оперы «Богема» Дж. Пуччини, партию Татьяны Лариной из оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского. Так же исполнила партию Монны Ванны из неоконченной оперы C. В. Рахманинова «Монна Ванна» в Большом зале московской консерватории под руководством народного артиста России Левина Анатолия Абрамовича.
В 2012 году завоевала первое место на Международном вокальном конкурсе в городе Москва «Музы Мира».
Выступает на главной оперной сцене Румынии, в Бухарестском оперном театре.
В Испании исполнила партию Мими из оперы «Богема» Дж. Пуччини на оперном фестивале в Марбелле, дирижер Альберто-Холд Корридо. Затем в Испании в оперном театре города Мурсия исполнила партию Лиу из оперы «Турандот», партию Микаэлы из оперы «Кармен» под руководством дирижера Василия Василенко.
В октябре 2014 года дебютировала в партии Донны Анны из оперы «Дон Жуан» под руководством известного болгарского режиссера и директора оперного театра Софии Пламена Карталов, дирижёр Георг Станчу в оперном театре г. Крайова , Румыния.
В 2015 году спела партию Донны Анны из оперы «Дон Жуан» в театре г. Вормс, Германия.
В 2015 году исполнила партию Лиу из оперы «Турандот» Пуччини под руководством знаменитого румынского дирижера Тибериу Соаре.
В ноябре 2015 года завоевала первое место на конкурсе оперных исполнителей им. Элены Теодорини в Румынии, так же получила специальный приз и приглашение от директора оперного театра Белграда Деяна Савич, Сербия.
В мае 2016 года спела партию Музетты из оперы «Богема» Пуччини в оперном театре города Яссы (Румыния) под руководством дирижёра Марчелло Маттаделли.
В июне 2016 года дебютирует в партии Норины из оперы «Дон Паскуале» Доницетти под руководством итальянского дирижера Вальтера Аттанази.
В 2016 дебютировала в партии Донны Эльвиры в г. Злин (Чехия) под руководством Вальтера Аттанази.
После этого выступала в Германии на концертах с итальянским дирижером Франческо Иван Чампа и знаменитым уругвайским басом Эрвином Шротом.
В январе 2017 спела партию сопрано в Девятой симфонии Бетховена в Большом театре Шанхая (Китай) под руководством знаменитого дирижера Даниэля Орена.
В сентябре 2018 года с успехом прошел концерт в Московском Доме Музыки с Пласидо Доминго младшим и Айдаром Гайнулиным под руководством дирижера Дениса Власенко.
Совершенствовала вокальную технику с такими знаменитыми педагогами, как Фиоренца Коссотто, Вито Мария Брунетти, Паола Леолини, Барбара Фриттоли.